Интервью Ненада Адамовича Tribuna.com
Интервью Ненада Адамовича Tribuna.com
Интервью Ненада Адамовича Tribuna.com
10 мая 2018 г

Начало 2016-го для Ненада Адамовича получилось, мягко говоря, не очень хорошим. Серб отказался от почти двукратного понижения зарплаты в «Динамо», тренировался с дублем, не лучшим образом играл за основу, и в июле распрощался с минчанами. Дальше в карьере Ненада значились израильский «Маккаби» из Петах-Тиквы и сербский «Чукарички», а в марте 2018-го балканец неожиданно для многих вновь вернулся в Беларусь. Причем подписал контракт не с кем-то из грандов, а с мидлклассовым, но амбициозным «Витебском».

Но серб всем доволен. Он присаживается за столик на террасе кафе в пяти шагах от стадиона ЦСК «Витебский», кладет на стол солнцезащитные очки от Marc Jacobs и начинает рассказ – о толерантном Тель-Авиве, вилках, которые пришлось прописывать в контракте с «Маккаби», и турецком «Кайсериспоре», из-за которого он ушел из «Динамо» и где так и не оказался.

 

- Ненад, честно говоря, удивился, когда увидел новостьо твоем переходе в «Витебск».

– Я надеялся когда-нибудь вернусься в Беларусь. Решил не продлевать контракт с «Чукарички», сидел дома в Белграде, и, наверное, 10 марта мне позвонил агент и сказал, что есть предложение от «Витебска». Других конкретных вариантов не было – я согласился. Прилетел в Беларусь, поехал к команде, которая проходила сбор в Пинске, а после товарищеской игры с шведским АФК подписал контракт. Так и начали вместе работать. И я благодарен, что руководство клуба дало мне шанс себя проявить.

Могу сказать однозначно, что команда мне понравилась. Все пацаны хорошие. Манера игры мне тоже близка. В середине поля у нас есть Рафаэль Ледесма – очень хороший исполнитель, который в любой момент может отдать классную передачу. Нападающим и нам – на флангах – нужно просто знать, куда бежать, а мяч уже прилетит. С самого начала чемпионата команда создает достаточно моментов. Надеюсь, что и дальше в каждой игре у нас будет много шансов.

- Беларусь ты покинул почти два года назад. За пять матчей, которые провел в этом сезоне, почувствовал, что изменилось в нашем футболе?

– Ничего особо изменилось. Каждая команда старается, но не у всех все получается. БАТЭ как всегда идет на первом месте. Видно, что борисовчане еще не показали всего того, на что способны. Команда набирает обороты. Минское «Динамо» – тоже. Мне еще понравился «Днепр». Эта команда показала неплохой футбол в первых матчах.

- Кстати, о БАТЭ. Слышал, что ты мог оказаться в команде Дулуба. Что не сложилось?

– Не знаю. Это, наверное, всего лишь слухи. Я ни с кем на этот счет не общался.

- Давай о Витебске. Как тебе город?

– Конечно, это не Минск, но Витебск тоже считается большим городом. Здесь тихо и спокойно. Есть места, где можно погулять и днем, и вечером, посидеть в теплую погоду в кафе на террасе. Сейчас потихоньку знакомлюсь с Витебском. Если есть время, гуляю в центре. Мне очень понравился амфитеатр, где проходит «Славянский базар». Все говорят, что время, когда проводят фестиваль, очень хорошее. Хочу сходить на какой-нибудь концерт. Афишу уже смотрел. Кстати, в этом году в Витебск приедут сербские оркестры.

- Какой сербский город тебе напомнил Витебск?

Хм, сербский город… Можно сказать, что он напоминает мне Крагуевац. Витебск схож с ним масштабами, люди тоже хорошие – такие же тепленькие :). В Витебске я ощущаю себя нормально, нет никаких неудобств. Местные жители очень любезные, стараются мне помочь, если что-то непонятно. Чувствую себя в Беларуси, как дома. Я знаю язык, спокойно общаюсь с ребятами, гуляю. Мне так хорошо, что даже домой не хочется. Когда товарищи спрашивают: «Ну что, когда домой?», отвечаю, что в конце сезона. Меня все устраивает.

- Квартиру быстро нашел?

– Да. Поначалу жил в гостинице – на стадионе, а потом нашел возле него квартиру. Машины у меня в Витебске не будет, поэтому хотел жить поближе к спорткомплексу, чтобы спокойненько пешком добираться на тренировки, обед и ужин. От меня до стадиона пять минут ходьбы. Я много времени провожу дома. Смотрю фильмы, футбол. Вот вчера смотрел Лигу чемпионов.

- Смотришь сербские каналы или белорусские?

– «Беларусь 5».

- И все понимаешь?

– Конечно. Все нормально. У вас, кстати, стараются транслировать все матчи чемпионата. И если не на канале «Беларусь 5», то на «Мінск TV». У нас в Сербии все матчи не показывают. Постоянно выбирают между играми «Партизана» или «Црвены Звезды». Думаю, это неправильно. Ведь есть другие команды, которые тоже играют в футбол. И показывать нужно всех. Так что, повторюсь, футбольные трансляции в Беларуси мне понравились.

- Когда ты уходил из «Динамо», сказал, что с посещаемостью в Беларуси все плохо. После первых матчей за «Витебск» мнение не изменилось?

– Наши домашние игры собирают достаточно много зрителей. Хотя понимаю, что на матчи с «Шахтером» и БАТЭ люди приходить будут. Но я надеюсь, что и на других домашних матчах «Витебска» будет многолюдно. Ну а если говорить в целом, с тех пор, как я тут играл, с посещаемостью тоже ничего не изменилось.

- Где для тебя играть лучше – на «Тракторе» или на ЦСК «Витебский»?

– В Витебске. Да, здесь только одна трибуна, но она очень большая, и футбольная атмосфера чувствуется лучше.

- Тебя в городе уже узнают, селфи делают?

– Да.

- Ок, тогда вспомни самый удивительный случай, когда тебе узнали в городе?

– Самый странный случай произошел накануне. Я немного повредил голову на тренировке, меня отвезли в больницу и там почему-то подумали, что я подрался. И когда вечером ложился спать, мне позвонили в домофон, снимаю трубку и слышу: «Милиция!» Открываю дверь и слышу: «О, да ты ведь футболист!» Пока они что-то заполняли в документах, мы пообщались. Они задавали вопросы, интересовались, почему мы проиграли БАТЭ, из-за чего сыграли вничью со «Смолевичами».

– И что ты им отвечал?

– Проиграли БАТЭ, потому что не смогли использовать свои моменты, особенно в первом тайме. Во втором их было поменьше. Но если бы хоть один реализовали, то все сложилось бы нормально. А «Смолевичи»… После удаления Гущенко команда как будто сама себе сказала: «Садимся назад и ждем своего шанса». И мы его дождались – забили. На последних минутах матча был еще один момент, но мяч попал вратарю в ногу – победить не получилось. Мне кажется, удаление в той игре все решило.

*

- Давай вернемся в 2016 год, когда тебе пришлось покинуть «Динамо». Ты тогда хотел играть в российской премьер лиге, отказывался ехать в Казахстан, но по итогу оказался в Израиле.

– Честно говоря, у меня был вариант с «Кайсериспором» из Турции. На игру с «Минском» (10 июня 2016-го – Tribuna.com), а я тогда сидел на лавке, прилетали представители клуба, помощник главного тренера. После игры я и мой агент ужинали вместе с ними, общались. То, что я тогда не играл за «Динамо», турков не смущало. Они лишь поинтересовались, все ли хорошо с моим здоровьем, а на следующий день улетели. Я ушел из «Динамо», был в Сербии, тренировался, до последнего момента ждал приглашения, но летом в Турции была совершена попытка военного переворота, турки попросили ФИФА продлить «трансферное окно», но я все равно не смог подписать с ними контракт. И тут из Израиля поступило предложение от «Маккаби» из Петах-Тиквы – сразу отправился туда. Мог уехать в Израиль и раньше, но ждал приглашение от «Кайсериспора».

- Такие классные условия обещали?

– Да, но в Турции просто другой футбол. Там сейчас играет Сергей Политевич, и я не думаю, что ему хочется куда-то уезжать. Я очень расстроился, что не подписал контракт с турками. Присутствовало разочарование.

– Последний день в Беларуси хорошо помнишь?

– Накануне отлета, 9 июля, с другом Лазаром, который уже давно живет в Беларуси, собрал самых близких ребят в кафе неподалеку от «Минск-Арены». Было тяжело уезжать, конечно. За три года привык к Минску. Если бы не появился вариант с «Кайсериспором», думаю, я бы все-таки остался в Беларуси. Уверен, по контракту мы бы с «Динамо» договорились.

- Интересно. Ты об этом раньше не рассказывал.

– Никому.

- Хорошо. Я помню ту ситуацию. Если верить прессе, в «Динамо» ты получал примерно 12 тысяч долларов. Позже руководство клуба захотело тебе снизить зарплату до 7 тысяч. Ты готов был играть за минчан за эти деньги?

Я думаю, мы бы посидели, подумали и пришли бы к какому-то решению по этому вопросу. Уверен, мы бы смогли договориться о небольшом повышении. Может, я бы и за те деньги остался играть.

- Короче, виноваты во всем турки.

Знаете, когда появляется возможность заработать очень и очень большие деньги, то будешь стремиться к этому.

- Во сколько раз твоя возможная зарплата в Турции была больше тех денег, что ты зарабатывал в «Динамо»?

– В два или в три раза.

  • *

– Каким тебе запомнился Израиль?

– Мне все понравились, начиная с погоды – там нет зимы. Хотя если говорить о покупках, продуктах, жить там очень дорого. К примеру, мороженое – рожок с одним шариком – стоит четыре евро. Мне кажется, дороже шарик нигде не стоит. Я старался ничего не покупать.

В Израиле тяжело найти квартиру с мебелью. Если не найдешь, придется отдельно покупать кровать, телевизор и все остальное. Я, слава Богу, нашел. Но там все нужно прописывать в контракте с клубом. Если не пропишешь вилки, ножи, то в квартире, которую тебе снимет клуб, их не будет. Я прописал кровать, телевизор, холодильник, тарелки, вай-фай. Когда Симович играл в Израиле, он вообще прописал подушки :). Серьезно. Если не упомянешь их, этого не будет.

Футбол там неплохой. Израильтяне его любят, на стадионы приходит много зрителей, и ты реально чувствуешь себя футболистом. В Израиле в футболе крутятся большие деньги. «Маккаби» из Тель-Авива и Хайфы, «Хапоэль» из Беэр-Шевы могут подписать едва ли не любого футболиста. Бенаюн там до сих пор играет.

- Ты жил в Петах-Тикве?

- Нет, в Тель-Авиве. Но он находится всего в 20 минутах от Петах-Тиквы. Если есть машина, никаких проблем возникнуть не должно.

- Про Тель-Авив иногда говорят, что это городсекса, потрясающего отдыха и всего остального. Подтверждаешь?

Смотря для кого. Я, конечно, гулял по городу, но больше времени в Тель-Авиве проводил с семьей. Ну, куда ты пойдешь тусоваться с сыном? Мы с ним отдыхали только на пляже. От нашего дома до него было метров сто.

 Недавно видел фото с какого-то тель-авивского пляжа, на котором практически голый солдат загорает, держа в руках автомат.

Да. У них каждый военнослужащий получает автомат и нигде с ним не расстается – ни на базе, ни где-то еще. Наверное, спит с ним :). Кто-то говорит, что в Израиле война, но я, если честно, ничего подобного на себе не прочувствовал. Никак. Хотя военных действительно много. Просто при мне не было бомбардировок.

- Слушай, но ты ведь человек, который знает, что такое бомбардировки. При тебе в 1999-м НАТО бомбило Сербию.

– Да, и, честно говоря, было страшно. Мне было 10 лет. В нашем городе (Топола – Tribuna.com) таких обстрелов не было, хотя поговаривали, что будут бомбить почту. Но мы с ребятами с балкона видели, как падали бомбы возле горы Букуле – в районе города Аранджеловац. До нас было 30-40 километров. Тогда было военное время, школы не работали, звучали сирены. Я просто сидел дома и ждал, когда смогу выйти на улицу и поиграть в футбол. Так продолжалось месяца четыре, пока длились бомбардировки.

- И ты не побоялся с маленьким сыном ехать в Израиль, возле которого постоянно что-то происходит.

– Да, и я даже не думал об этом. Страшно становится лишь тогда, когда слышишь сирену. И в Тель-Авиве на моей памяти такое было лишь раз. Как услышал, сразу позвонил начальнику команду: «Что случилось?! Что это за сирена?!» Он меня успокоил, сказал, мол, это что-то вроде тренировки. Это произошло, когда я только-только прилетел в Израиль. Семьи со мной в тот момент не было. Дело в том, что израильские войска знают траекторию пущенной ракеты. Если она летит в море, они ее просто провожают, если пущена в другое место – сразу уничтожают.

- Ты объездил весь Израиль?

– Был в Хайфе, в Галилее, но лучшие впечатления от Израиля остались после посещения Иерусалима. Я ходил по святым местам, был в Храме Гроба Господня, на Голгофе. Сожалею лишь о том, что не побывал на Иордане, где крестили Иисуса. Зато там был мой друг. Он рассказывал, что видел, как на другом берегу реки стояли с автоматами иорданцы. Там не все так просто.

Мы вместе с одноклубниками с дружеским визитом посещали военную авиабазу – играли с военнослужащими в мини-футбол. Кроме того, они показали нам, как уничтожают условную цель. К примеру, если нужно уничтожить лишь часть объекта, то так оно и произойдет. Они сами показывали – производили пуск. Одна часть дома оставалась нетронутой, а вот вторая падала.

База меня впечатлила. Там было очень много самолетов и вертолетов. Я даже не представлял, что бывают такие самолеты. Не знаю, как их описать. Выглядят, как ракеты, что ли. Они «носят» очень много бомб.

- Организация работы в «Маккаби» была на солидном уровне?

– Там вообще нет как таковых заездов. Перед игрой ты находишься дома, сам питаешься и потом едешь на стадион. Но стадион там прекрасный. База у клуба тоже есть, но ничего особенного из себя не представляет: два поля, раздевалка и тренажерный зал. Все очень обычно.

- За «Маккаби» ты провел больше 20 матчей. Получается, был стабильным игроком основы?

Нет. Была постоянная ротация. Были матчи, когда я даже не попадал в заявку. Тренер команды мог отправить на трибуну, а в следующем матче выпустить в старте, а потом – посадить на скамейку. Не знаю, почему так происходило. Может, я себя не настроил поначалу нормально, но с января 2017 года стал чаще играть. Даже забил, отдал голевые передачи. Но в израильских командах долго не ждут, когда легионер заиграет. К примеру, если нападающий не забивает на протяжении нескольких игр, с ним могут разорвать контракт.

- Серьезно?

– Да. Мне в прошлом январе тоже сказали, чтобы искал новую команду. Но было поздновато, поэтому я остался и даже играл потом.

- Кого-то еще хотели таким образом отцепить от команды?

– Румынского нападающего. У него в конце чемпионата вообще возник конфликт с тренером.

- Ты сумел понять, кто такие израильтяне?

– С ними тяжело. Спокойно с ними не поработаешь. Если ты покажешь характер и будешь бороться до конца, тогда они будут тебя уважать. А если будешь спокойненько сидеть, то просто не выдержишь пресса. Они будут каждый день говорить о том, что разорвут контракт, отправят в аренду... Мне предлагали поехать играть в первую лигу, но я отказался. В таком случае лучше уже в Сербию вернуться. Я до конца доиграл сезон, мы пожелали друг другу удачи, и я уехал.

- Ты уже рассказывал дивную историю о том, что даже подушки нужно прописывать в контрактах с израильскими клубами. А что больше всего удивило в Израиле?

Не знаю, стоит ли об этом говорить. Я не хочу, чтобы кто-то обиделся. Но гуляющие по Тель-Авиву геи, держащиеся за ручку, – это для Израиля нормально. Мы гуляем с женой, с сыном по улице, а перед нами мужики целуются. На пляже – тоже: девушка с девушкой, парень с парнем. Для них это совершенно нормально.

- Может, ты просто не привык к такому.

– Конечно, не привык. Видеть такое вообще непривычно. В Белграде такое на улица увидеть невозможно. Я не имею ничего против геев, просто мне на такие вещи неприятно смотреть. Неудобно. Неэстетично. Ну как я буду потом объяснять это ребенку? Считаю, что это ненормально.

*

- Следишь за делами минского «Динамо»?

– Да. Стараюсь отслеживать все результаты. Я видел игру «Динамо» с «Неманом». Могу сказать, что в том матче команда показала хороший футбол, хотя «Неман» не показал той игры, которую я видел раньше в исполнении этой команды. Когда я был в «Динамо», знал, что в Гродно всегда непросто.

- С Сергеем Гуренко раньше пересекался?

– Да, он работал с дублем, когда я с ним тренировался. Для молодых футболистов это очень хороший тренер. Он всегда старается помочь, объясняет, что и как нужно делать. Кроме того, Гуренко умеет очень хорошо психологически настроить команду. И я не удивился, что он возглавил «Динамо». Считаю, что это нормально, так должно быть. Гуренко – большое имя в белорусском футболе. Думаю, он станет очень хорошим тренером.

- А как ты воспринял отставку гендиректора Алима Селимова?

Я этому не был удивлен. Все-таки в «Динамо» часто меняются и тренеры, и директора. Так что, повторюсь, удивления не было.

- Когда ты в последний раз общался с Селимовым?

– Мы часто друг друга поздравляем с праздниками. Я зимой от агента слышал, что Селимов хочет вернуть меня в команду. Но для начала нужно было решить вопрос с Лековичем и Лукичем. Потом мне больше ничего не говорили.

- Постой, но со стороны казалось, что у вас с Селимовым конфликт, вы же будто не договорились насчет контракта с «Динамо».

– Для тех, кто читал интервью, это, наверное, конфликт. Но мы ведь взрослые люди – конфликта не было. Конфликт – это когда ты ругаешься. С моей стороны никакой ругани не было. Мы спокойненько общались в офисе, высказывали друг другу свою позицию. По-моему, между нами было какое-то недопонимание. Просто по интервьюполучилось, что мы ругаемся и вешаем друг на друга претензии. На самом деле так не было.

- Хорошо, тогда объясни, почему тебя ссылали в дубль и ты не так много играл? Потому что не хотел соглашаться на пересмотр контракта?

– Наверное. Но так делают и в других командах. У тебя остается полгода до завершения соглашения. Если хочешь, продлевай и играй, если нет, то играть не будешь. Будут играть те, у кого есть контракт.

- Какое у тебя было первое впечатление о Селимове?

– Пришел здоровый борец :). Немножко было странно, что борец занимается футболом. Но потом я понял, что он любит футбол. Он боролся за команду. Когда посадили Юрия Александровича Чижа, все было на Селимове. Думаю, в то время клуб держался на нем.

- Он понимал футбол?

– Не знаю, честно. Но он никогда не лез к футболистам с советами и не учил, как отдавать передачу, как бить.

- Увидев Селимова, пообщаешься с ним?

– Конечно. Готов поговорить с ним в любое время.

- Ненад, а если «Динамо» тебя вновь позовет, согласишься?

– Будем думать. Пока я в Витебске, и мне все нравится. Да и сейчас закрыто трансферное окно – предложений нет. Вот когда они появятся, тогда и будем думать, обсуждать с руководителями «Витебска». Я не хочу, чтобы что-то решалось за их спинами. Они все-таки дали мне шанс проявить себя. Думаю сейчас только о «Витебске» и хочу помочь команде взобраться как можно выше в турнирной таблице.

– Давай объективно посмотрим на твою карьеру. Как ты считаешь, твои лучшие годы уже позади или они еще не наступили?

– Еще впереди. Я так считаю и настраиваю себя подобным образом. Хочу играть в футбол как можно дольше.

- Какая твоя футбольная мечта еще не осуществилась?

– Если скажу, то она и не осуществится :). Она есть. Я все свои мечты записываю.

- Куда?

– У меня есть специальный блокнот. Можно сказать, что это дневник о мечтах моей жизни. Я его часто перечитываю. И мечта, которая связана с футболом, пока еще не осуществилась. Я никому дневник не показываю, хотя жена, конечно, знает о нем. Просто я считаю, что если у человека нет какой-то мечты, цели или стремления, то в чем тогда весь смысл жизни?

Автор: Тарас Щирый / ​by.tribuna.com

Читайте также