Большое интервью Кирилла Вергейчика для "Прессбола"
Большое интервью Кирилла Вергейчика для "Прессбола"
Большое интервью Кирилла Вергейчика для "Прессбола"
15 декабря 2018 г
Автор: Владимир Пирог

О том, что в “Витебске” Сергея Ясинского ко двору пришелся Кирилл ВЕРГЕЙЧИК, говорил уже прошлый год: тогда он забил семь голов — в прежних командах не удавалось отличиться и пять раз.


Однако по-настоящему удачным для 27-летнего нападающего стал нынешний сезон. 14 (11+3) очков — второй показатель в клубе после Матвеенко. Третье место в общем списке бомбардиров — наравне со Скавышем, Лебедевым, Шикавкой и тем же Матвеенко. Лидерство по количеству победных мячей (7) среди всех футболистов чемпионата — и попадание в список 22 лучших по его итогам. Для обстоятельной беседы с форвардом этих поводов хватило вполне.


— О “Витебске” давно не говорили столько лестных слов. Однако нет ли у тебя ощущения, что когда просто поздравляют с хорошей игрой, то утешают тех, кто не достиг желаемого?
— Есть, но не сильное. Ведь скажи нам перед стартом чемпионата, что станем четвертыми, точно не поверили бы! Надеемся, еврокубки близко: это тоже будет хорошее событие для Витебска.

— Какие ориентиры ставило руководство перед сезоном?
— Попасть в шестерку.

— Накануне последнего тура верили в медальный финиш? 
— Да. Правда, когда в перерыве бобруйской встречи с “Гомелем” услышали, как развивается счет в матчах “Шахтера” и минского “Динамо”, то... Короче, немножко успокоились. Но гомельчан все равно победили. А по финальному свистку позитива добавили болельщики, благодарившие команду за сезон: хотя мы могли попасть и в призеры, в тот момент даже забыли, что четвертые! Нас поддерживали всегда, причем в трудные минуты — не меньше. Фанаты вообще молодцы: не помню ни одной домашней или выездной игры, чтобы их сектор пустовал. Выражаю им огромный респект. Да и в целом считаю витебских болельщиков одними из самых преданных и объективных.

— Кого они больше любят?
— Ледесму — за то, что играет красиво! А когда Рафа уехал к семье на Мальту, в любимчиках ходил наш Месси.

— Кто?
— Антона Матвеенко так называем. Все при нем: феноменальная техника, дриблинг...

— ...и необычная манера бега.
— Я ж и говорю, наш могилевский Месси!

— Прежде всего в споре за награды “Витебску” не хватило опыта ключевых матчей?
— Плохо, конечно, что потерпели поражения от “Динамо” дома и “Шахтера” в гостях: эти потери очков оказались решающими. Но если брать игру команды с минчанами и солигорцами, то не уступили им ни в чем, а местами даже превосходили. Может, не хватило не столько опыта, сколько индивидуального мастерства, о чем уже говорил главный тренер.

— Выезды в Солигорск для тебя остаются особенными?
— Они никогда не были такими: спокойно отношусь к матчам с “Шахтером”.

— Ты дебютировал в высшей лиге в 2010 году. В итоге за пять лет с перерывами провел в “Шахтере” чуть больше 50 игр в чемпионатах — и лишь с тремя голами. Почему не получалось, как в Витебске?
— Разные причины можно назвать. Но главное — молодость и неопытность. А в Солигорске при Владимире Журавле были собраны одни из лучших футболистов в стране, которые боролись за чемпионство: четыре года только “Шахтер” и составлял конкуренцию БАТЭ. Мне же не хватало практики: вытеснить из состава Диму Комаровского, Сашу Алумону, Диму Осипенко, Колю Януша не получалось. А выходы на замену — на пару минут — по большому счету, не дают прогресса. Мне очень хотелось закрепиться в основе, но не вышло. Однако ни о чем не жалею и очень рад, что судьба привела в “Витебск”.

— В Солигорске авторитет отца как руководителя клуба на тебя давил?
— Нет. Я спокойно ко всему относился. Конечно, чувствовал, что многие на меня косо смотрят, но старался абстрагироваться — и обращать на это поменьше внимания.

— С трибуны “Строителя” в твой адрес доносилось всякое. Наверное, папенькин сынок — самое безобидное...
— Обычно не слышал никаких выкриков. Честно. Ничего, кроме банального свиста. Ну, раз свистели — значит, хотели, чтобы стал лучше. Надеюсь, потихоньку получается. Вообще не скажу, что у меня были сложные отношения с солигорскими болельщиками — и уж тем более с партнерами. Прежде всего трудности возникали с точки зрения игровой карьеры — это меня и тревожило.

— Знаю историю, как отец в Солигорске устроил тебе взбучку на финише сезона-2015. Помнишь уверенно выигранный кубковый матч у “Витебска”? 
— Да. При счете 3:1 в концовке с двух метров бью по пустым воротам — и попадаю в перекладину... На трибуне смех, а у меня шок. Подпрыгнул мяч или нет, ставил правильно ногу или нет — не важно: подобные эпизоды неприятны для любого... Настолько расстроился — не передать словами! Думал, что происходит? Ну почему мне так не везет в “Шахтере”? Потух эмоционально и выплеснул все на батьку: мол, уже не знаю, что делать — и делать ли вообще? Он мне тогда и устроил “втык”: не распускай сопли — и это самое мягкое… А смысл в общем-то простой и доходчивый: продолжай упорно работать, терпи — и твое время обязательно придет. Кстати, это был мой последний матч за “Шахтер” и своего рода звоночек: надо что-то менять окончательно.

— Впервые в аренду ты уехал во второй половине 2012 года — в “Торпедо”-БелАЗ. Потом были возвращения в “Шахтер”, сезон в Бресте, полгода в Гродно… Такие смены клубов до перехода в “Витебск” — не то, чего хотелось? 
— Справедливо же говорят, что для футболиста важно найти свою команду. В “Шахтере” и “Немане” у меня это не получилось. А в Жодино стал хотя бы полноценно выходить в основе, набирать какие-то баллы… В Бресте тогда была самая молодая команда. Играли вообще без денег — за счет болельщиков, а также хорошего тренера Ковальчука: и минское “Динамо” побеждали, и “Шахтер”. Но ждать стабильности от очень молодого коллектива не приходилось: наверное, у некоторых дубли постарше!

— В “Витебск” ты попал в августе 2016 года, а действительно удачного сезона не было — и это в 25 лет... Что помогло избежать апатии?
— Проще ответить так: поддержка родных — и характер. Сложнее, если задуматься, как он вырабатывается. Считаю, все идет от воспитания, которое дали в семье. Родители постоянно учили верить в себя и делать все на совесть — чтобы в первую очередь не было стыдно перед собой. 

— Юрий Вергейчик раскрылся по-настоящему примерно в том же возрасте. Не думал о наследственности?
— Хм! Надо ему “напихать”: мол, чего ж ты раньше так не заиграл?

— Кто твой главный критик? 
— Конечно, батька. Хотя больше он просто переживает за меня, как и мама.

— И восемнадцатилетний брат, занимающийся футболом в РЦОРе.
— Ну да. Хотя Валик и хвалит, и критикует.

— А советы дает?
— Рановато ему еще!

— В ноябре ты женился. Как звать избранницу?
— Дарья. Она из Гродно — познакомились там, когда еще играл за “Неман”. А поженились за два тура до окончания чемпионата. Наверное, делать так не совсем правильно. С другой стороны, когда после этого “Витебск” победил в двух матчах, ребята шутили: тебе надо было свадьбу перед началом сезона справлять! А если серьезно, на моей игре это событие точно не отразилось — как и подготовка к нему. Хотя когда осенью не забивал в пяти турах, тренеры с юмором спрашивали: уже не о футболе, а о женитьбе думаешь?

— Юрий Васильевич морально готов стать дедом?
— Ха, ну точно не откажется!

— Не поверю, что над тобой не подшучивали одноклубники, когда он занял руководящую должность в федерации.
— Было пару раз: о, сын генсека БФФ пришел! Но, чтобы вы понимали, такая внутренняя обстановка в нашей команде — обычное явление. В раздевалке все появлялись на час раньше — просто получить удовольствие от общения. И столь же долго не хотели ее покидать после матчей: коллектив просто сумасшедший!

— Вергейчик-старший в роли директора “Шахтера” и генсека федерации — в чем отличия? Или как был тренером, так им в душе и остается? 
— Он поменялся, стал еще более загруженным. Ведь теперь нужно стараться развивать не один клуб, а весь белорусский футбол — и делать так, чтобы он с каждым днем становился лучше. Впрочем, на нынешней должности у отца тоже в некотором смысле тренерство: мне кажется, эта жилка ему не мешает — напротив, помогает.

— Кроме него, кому благодарен за футбольную науку? 
— Абсолютно всем: от каждого почерпнул по чуть-чуть. Владимир Журавель — это тактические изыски и, скажем так, отличное “видение” игрока. Сергей Боровский — потрясающая работоспособность. Я удивлялся, что человек в таком возрасте ночами не спал, разбирая тренировки и матчи. Сергей Ковальчук — вера в себя. У нас пацаны кругом, один Рома Василюк как главарь детско-юношеской школы: казалось, ну что ловить? Но Сергей Петрович умел здорово зарядить верой в свои силы. Игорь Ковалевич — как бы ты себя ни чувствовал, заставит выйти на поле и “отрыгать” по полной. А Ясинский для меня просто тренер с приставкой “топ”. Умет найти подход к каждому человеку: как футбольный педагог Сергей Михайлович самый сильный из тех, под чьим началом довелось работать. Видит все недостатки игрока, спокойным и понятным языком четко это объясняет — и старается скрыть их за счет достоинств.

— Твое главное достоинство как форварда — семь победных голов в чемпионате.
— Доволен, что выполняю в “Витебске” то, чему учили с детства — как тот же Александр Левкович в столичной динамовской СДЮШОР: сначала играй на команду, потом на себя. Мне кажется, я не жадный нападающий. А раз принес команде немало очков, вдвойне приятно чувствовать вклад в достижение четвертого места.

— Легко предположить, что к тебе есть интерес. С каких сторон дует ветер?
— С разных, в том числе восточных. Предложения есть — будем думать.

— Если бы у нас тобой заинтересовались клубы большой тройки, куда хотел бы перейти?
— Благодарен “Шахтеру”, воспитывавшему меня как игрока для взрослого футбола, но пошел бы в “Динамо”. Вырос возле этого стадиона — и на нем самом. Постоянно посещали матчи команды. И все друзья, с которыми в детстве занимался, но кто потом выбрал другие профессии, до сих пор болеют за нее на трибунах.

— По опросу тренеров клубов высшей лиги ты попал в список 22 лучших игроков чемпионата.
— Приятный факт. Особенно если посмотреть, что в числе нападающих нет ни одного футболиста чемпионской команды БАТЭ — Лаптев, Савицкий, Шикавка и я. Хотя задирать нос здесь, конечно, совершенно нечего.

— В национальной сборной дебютировать хочется? Или для этого надо научиться забивать по два-три гола за матч, как недавно сказал отец?
— Играть-то хочется! Но полностью согласен с батькой: есть люди, которые стабильно в ней выступают и забивают на протяжении нескольких лет. И тренерскому штабу, отвечающему за результат, виднее, — и я могу только порадоваться за других парней, которых вызывают.

— Лучший футболист Беларуси в уходящем году?
— Драгун. Очень понравился: столько голов в поединках за сборную для центрального полузащитника — это что-то! Был лучшим и самым полезным во всех ключевых матчах Лиги наций, да и в Лиге Европы за БАТЭ отличался — например, победным мячом “Карабаху” в Азербайджане. А в чемпионате из коллег по амплуа только Стас разменял десять очков по системе “гол плюс пас”: все, кто выше него — чистые футболисты атаки. Хотя Игорь Стасевич не менее достоин такой высокой награды.

— А кого назовешь лучшим игроком “Витебска”?
— Матвеенко выдал сезон, конечно... Но отметил бы Козлова. Мы мало пропустили и довольно много забили. А баланс между защитой и нападением в центре — главной части поля, где надо получать преимущество, — трудно представить без связующего звена в лице Миши.

— С кем сложились наиболее приятельские отношения в коллективе?
— Ох, у нас большая семья получилась: Матвеенко, Наумов, Козлов, Золотов... А когда пришел давний знакомый — бывший капитан “Шахтера” Старгородский, — я вообще обрадовался!

— Как в команде все устроено в смысле бытовых условий?
— По-европейски. Все живут на квартирах: тренер нам полностью доверяет — как и мы ему.

— В Солигорске команда в рамках тимбилдинга и в шахту спускается. А в Витебске есть что-то оригинальное?
— Ой, не знаю... Нам и так хорошо! А на “Славянский базар” не попали — чемпионат шел.

— В Витебск ты перебрался из еще одного белорусского красавца-города Гродно. Они сильно разные?
— Да. По архитектуре Гродно больше европейского плана, а Витебск — советского, но тоже в хорошем смысле. И, конечно, погода отличается: солнышко в Витебске хотелось бы видеть чаще. А так по-своему он очень красив: люблю посещать соборы, гулять по улицам и набережной Двины. Правда, тренер по физподготовке Виталий Милютин много времени на это нам не давал.

— Какую реку полюбил больше: Припять, Неман или Двину?
— Припять ближе сердцу.

— А где лучше клюет?
— Еще раз говорю: с нагрузками Виталия Витальевича некогда было даже с удочкой постоять! Но в команде никто и никогда не жаловался: тренировки тяжелые, зато в играх состояние у всех отличное. Я вообще готов отказаться от рыбалки — лишь бы на поле так “клевало”...


Читать полностью: https://www.pressball.by/articles/football/interview/103455

Читайте также